Рыбалка

Рыбалка связывает родителей и детей

Необходимость игры в жизни, как необходимость в глотке свежего воздуха.

От колыбели до смертного часа игра рядом с человеком.

В жизни каждый из нас прибегает к игре (иногда сознательно, чаще – по привычке, ролевой необходимости).

В игре человек делает мир (хотя бы его часть) соразмерным себе, своему пониманию происходящего вокруг, своим действиям.

Человек издревле был творцом и участником самых различных игр.

И среди них у рыбалки свое место.

«В настоящем рыбаке скрыто дитя, которое хочет играть», — утверждал Фридрих Ницше. Подсознательно рыбаки многие явления, связанные с рыбалкой, воспринимают как игру, что отразилось в рыбацком жаргоне.

Волна играет, птица песни играет, сполохи на небе играют, солнце играет, пламя костра играет, кружится, пляшет поплавок, рыба вечером играет, но не клюет, виды игры блесной, рыбацкая судьба человеком играет, сердце взыграло, когда на крючке оказался увесистый трофей, игра случая, природы.

Вы устали от непонимания окружающих? Вам скучно? Вас удручает несоответствие ваших мыслей и действий с тем, что происходит вокруг? Придумайте себе игру! Любую. Ту же рыбалку. Или прогулку к месту рыбалки. Или приготовление вкуснейшей ухи из рыбы, пусть даже пойманной другими. Не важно.

Любое занятие, связанное с рыбной ловлей, легко превратить если не в полноценную игру, то хотя бы в игровой эпизод, в забавное и легкое (а главное – приятное!) театральное представление.

Вас смущает в игре ее некоторая надуманность, ирреальность, отсутствие здравого смысла и конкретной пользы для окружающих? В сочинениях одного философа я наткнулся на притчу.

Однажды мыслитель встретил отшельника. Тот все дни проводил за странными занятиями: то ловил и никак не мог поймать большую рыбу в пруду возле дома, то завязывал и развязывал узлы на леске.

Путник подивился и стал даже увещевать отшельника, мол, тот не работает, а забавляется, занимается ерундой, ребячеством, бездельем.

Однако, отойдя на сотню шагов, вдруг остановился и задумался: я всю жизнь трудился на благо ближних, но были ли мои дела действительно благом для окружающих, или от них было больше вреда, чем пользы?

А вот от игр отшельника-рыбаря уж точно нет вреда никому, может, это и есть по настоящему благое дело?

Вспоминаю, как впервые взял сына на рыбалку. Он бродил по берегу и вяло забрасывал удочку. Похоже, это занятие его не увлекало.

И вдруг я услышал его истошный крик. Подумал, что-то случилось, кинулся на помощь и увидел его сияющее от счастья лицо, а в поднятой над головой руке он держал большого окуня. «Папа, рыба!» — воскликнул он так, как будто исполнилась его заветная детская мечта.

Позже он признался мне: «Я даже не заметил, как поплавок исчез под водой, просто почувствовал сильный рывок. А когда потянул и увидел рыбу, у меня от страха, восторга и удивления аж кончики пальцев занемели». Я, понятное дело, разделил его восторженные чувства.

После этого случая (было еще много других «рыбацких» эпизодов) у нас как-то само-собой сложились доверительные отношения. Ребенок делает первые шаги по дороге жизни, держась за руку взрослого. Не страшно, если тропа эта уводит от родного порога. Рано или поздно к нему она и возвращается.

Наиболее ненавязчивое, доходчивое и продуктивное воспитание – это воспитание во время совместного занятия. Рыбалка – именно то дело, которое тесно связывает родителей и детей. Понятно, не только сама рыбалка, а и сама поездка к месту ловли.

Часто – это маленькое путешествие, во время которого ребенок учится видеть мир, это способствует его становлению как личности, развитию его коммуникативных навыков.

Практика показывает, что дети, путешествующие и участвующие в рыбной ловле со взрослыми, более открыты, у них меньше комплексов, они общительнее, больше знают и охотно делятся своими знаниями со сверстниками.

Как-то в Индии меня неожиданно сморило на краю рисового поля. Едва я прикрыл глаза, как вдруг передо мной предстало какое-то многорукое чернокожее существо в чалме, которое держало длинное удилище.

Многорукость меня не удивила – у индийских божков это обычное дело, а вот процесс ловли рыбы на рисовом поле даже во сне показался более чем странным.

Когда через полчаса я проснулся, то прежде всего увидел тощего загорелого индийца с удочкой в руках. «Намастэ!», — привычно поприветствовал я рыбачка, потом, стряхнув остатки сна, поднялся и подошел ближе, чтоб рассмотреть снасть и процесс ловли.

Кривое удилище, наспех вырезанное из ветки, леска…впрочем, кажется, даже нитка… поплавок отсутствовал. Индиец, голова которого была обмотана какой-то цветастой тряпицей белозубо улыбнулся и вытащил откуда-то из-за пояса лозинку, унизанную рыбьей мелюзгой. Это было маленькое чудо, которое помнится до сих пор.

И таких чудесных эпизодов, связанных с рыбалкой и рыбной добычей, в памяти множество. В разных странах, на всех широтах, где «на неведомых тропинках следы неведомых зверей»(в том числе и рыб), дорога одаривала меня этими чудными мгновениями.

 

Чудо родилось вместе с человеком. Потребность в нем у человека в крови, как потребность в глотке свежего воздуха. «Мы все спешим за чудесами», — поется в родной популярной песенке. Это извечное желание заглянуть за горизонт, представить глубину Космоса, воспарить под облака, нырнуть на дно океана.

Другое бытие. Какое? Другая жизнь. Какая? Человек всегда так жил, так думал и такими задавался вопросами. Неуемное любопытство и стало главным двигателем натур, для которых рыбалка (как, впрочем, и охота, и сбор грибов) сродни аппетиту обжоры. Из благоденствия и уюта не проистекает ничего необычного и удивительного.

Жизнь в больших и малых городах внешне вроде бы мозаично-пестра, празднична, разнолика, на самом же деле все течет и изменяется по накатанным колеям, по известным замусоленным сценариям, красиво, но скучно выписанным законам и правилам.

Другое дело рыбалка с ее непредсказуемостью, стихийными сюрпризами, случайными встречами, рекордными трофеями, необычными, а часто и экзотическими способами добычи рыбной живности (скажем, ловля рыбы с помощью бакланов или выдр). Я уже не говорю о разных курьезах, дивных случаях, о которых любят рассказывать рыбаки.

«Рыбалка – это чудо дарованное человеку Богом. Сам Христос ею увлекался, — рассказывал мне один енисейский старовер из туруханской деревни Чулково. – Я своих семерых чад сажал в обласок – лодки такие у нас долбленые — и вывозил на острова. Там мы рыбачили, и я им объяснял, что эту воду, этих рыб даровал нам Господь для нашего прокорма и душевного утешения».

Думаю, в тему будет и высказывание американского писателя, журналиста, автора юмористических и «страшных» рассказов Амброза Бирса: «Рыбалка – основная из великих религий мира».

Сама незнакомая, чужая, а часто и враждебная дикая природа, среди которой вдруг оказывается рыбак, подпитывает его воображение, направляя его (а вслед за ним и мысль!) в мистическое русло.

Тихая ночь. Луна. Вдруг на озере раздался сильный всплеск, послышалось даже какое-то чмоканье. Кто там в илистой глубине забеспокоился? Или во время полного безветрия внезапно вздрогнул тополиный лист. От кого принял, кому передал сигнал? Вокруг: в кронах деревьев, в траве, в облаках, под водой – везде шажки другой жизни.

Как соизмерить наши поступи? Только с помощью воображения. Иногда оно так разыгрывается, что кажется, еще один шаг, еще один вздох-выдох и распахнется дверь в иной чудный мир, иную дивную реальность…

Во время сплава по Енисею в устье речки Курейки у самого Полярного круга с помощью спиннинга я добыл килограммовую щучку (здесь это не проблема). Тут же порезал ее на куски и уже приготовился их заливать водой, когда вспомнил, что у меня осталось сало. Мой стратегический продуктовый запас, который хранился больше месяца.

Срок годности его, пожалуй, уже вышел, и так как мое путешествие подходило к концу, я решил пережарить сало. В жиру, который вытопился, я и «припустил» щучку. Воды, конечно, тоже плеснул, дикого лука, посреди прибрежной плантации которого расположился, накрошил без меры, вместо томата выдавил остатки кетчупа.

Древние говорили, что есть три вещи, способные удлинить человеку жизнь, если даже просто смотреть на них. Это растущая вода, бегущая вода и горящий огонь.

Я сидел на зеленом берегу у тихо потрескивающего, почти бездымного костра. Мимо меня катил на север свои воды Енисей. А еще я неторопливо отправлял ложку за ложкой «щуку со шкварками» (так назвал я это блюдо) и думал, что моя дорога, как и моя рыбацкая тропа, еще не кончилась. Ей еще долго и счастливо продолжаться.

Нет числа моим походным рыбацким кулинарным изобретениям, от которых я сообщал читателям. Человек есть то, что он ест. Нигде так не проявляет себя изощренный ум человека, как во время застолья.

Каждый рыбак, как правило, сам себе повар. Научиться кулинарному искусству лучше всего во время приготовления рыбацких блюд. Понятно, на лоне природы. Понятно, с использованием самых различных ее даров.

Надолго запомнится это рыбацкое застолье. А что помнится, то воротится. И обязательно пригодится в жизни…

Источник: ohotniki.ru

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *