Охота

Ненаучная статья

Примечание:

Не успев сверстать статью до отпуска, позже, уже не очень-то был настроен её публиковать. Отпуск несколько расслабил, умиротворил и захотелось махнуть на всё рукой. Да и актуальность стала сомнительной.

Но разве дадут надолго отвести свои мысли к чему-нибудь прекрасному в нашем славном когда-то ВОО.

Сначала статья Вениамина Ольшанского о проблемах ВОО. На днях вот принесли летний номер журнала «Охотник» (№4) с интересным материалом под трогательным заголовком «За общество надо болеть душой»! А ко всему этому, нашего бригадира ознакомили на днях в Совете с ценой охоты в предстоящем сезоне.

И понимаю я, что никуда актуальность моей отложенной статьи не исчезла. Прав я или неправ – рассудит читатель, охотник и время.

Но очень надеюсь, что как минимум, моё частное мнение заставит все-таки хоть немного задуматься охотников о своём месте в общественных организациях.

Предисловие

Оставляя в стороне рассуждения об эффекте дежа вю — пусть с этим разберутся авторы «схожих, но не одинаковых» статей сами – не смог я остаться равнодушным после прочтения очередной публикации, имеющей целью убедить охотников в том, что ведение охотничьего хозяйства требует определённых материальных затрат и предполагает для охотпользователя изыскание на это средств.

Вот это «новость»!

Исключив из списка охотников людей случайных или «особенных», кому из нормальных охотников эта аксиома неясна была ранее — представить трудно! Это, во-первых, закреплено в Уставах общественных организаций, а во-вторых, прописывается в разрешительных документах на охотхозяйственную деятельность.

Ну и куда ж без этой аксиомы в охотминимуме!

Казалось бы, отчего тогда столько разговоров и споров вокруг тем с этим связанных и вокруг пресловутой путёвки в частности. От того, я думаю, что в силу разных причин нам настойчиво пытаются «втюхать» путёвку, как форму гражданско-правового договора. Для чего!?

Риторика вышеупомянутых публикаций вроде бы и похожа на попытку привести правоотношения охотника и охотпользователя в соответствие с действующим законодательством, но это лишь риторика, на мой взгляд.

 

На самом же деле, по моему твёрдому убеждению, это очередная попытка «закамуфлировать» необоснованные поборы с охотников под «соусом» некоего «правового» документа. Ну, или просто желание чего-нибудь написать от скуки на злобу дня.

О платности охоты вообще

Для начала, попробуем разобраться во всей той «кухне», которая касается «платности охоты», с точки зрения исключительно нормативно-правовых актов.

Федеральный закон «О животном мире» №52-ФЗ, а именно его статья 12 определяет, что платность пользования животным миром входит в число основных принципов государственного управления в области охраны и устойчивого использования объектов животного мира.

Платность пользования охотничьими ресурсами, как частью животного мира, предполагается также и Законом «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…» №209-ФЗ, что закреплено в его статье 2.

На первый взгляд, опираясь на слово «платность» аж в двух федеральных законах, охотпользователь смело может определять финансовую политику в отношении использования охотничьих ресурсов по своему собственному усмотрению и применять в правоотношениях с охотниками исключительно возмездное предоставление «права на охоту» в границах вверенных ему угодий. Именно такого рода ведь заголовки мы видим в своих «путёвках – договорах»:

— «путёвка (договор) на право любительской и спортивной охоты, рыбной ловли,..»;

— «путёвка-договор на предоставление права любительской и спортивной охоты, рыбной ловли…».

Ну и тому подобное.

Отдельные охотпользователи умудряются добавлять в этом ряду и «отдых в угодьях». Нонсенс! Абсолютная чушь! И, тем не менее, мы порой созерцаем и эту чушь в путёвках. Про возмездный «отдых в угодьях», впрочем, я распространяться не стану – нарушение прав граждан здесь очевидно. А вот про возмездную охоту порассуждаю. Ибо этот вопрос несколько всё же неоднозначный.

Первое, с чего начну, это напомню авторам, что право на охоту — это право, предоставленное гражданам России Конституцией – её статьями 17 и 55. Несомненно, данное право, в силу той же статьи 55 (часть 3) Конституции РФ, ограничено возрастным цензом и иными условиями, определенными законодательством об оружии и об охоте. Но оно неотъемлемо для каждого гражданина РФ, соответствующего всем, предусмотренным законодательством требованиям. Это неоспоримый факт!

 

Поэтому, если уж в силу части 2 все той же статьи 55 Конституции РФ, не могут издаваться умаляющие права и свободы человека и гражданина Законы, то уж охотпользователь точно не уполномочен предоставлять или не предоставлять гражданам право на охоту.

Так что же такое платность пользования охотничьими ресурсами в соответствии с законодательством? Как её понимать?

Как следует из вышеуказанных статей законов (ст.2 ФЗ-209 и ст.12 ФЗ-52), платность пользования охотничьими ресурсами является одним из принципов:

— государственного управления в области их охраны и устойчивого их использования;

— правового регулирования охоты и сохранения охотничьих ресурсов.

То есть, приняв во внимание и другие принципы вышеуказанных законов, платность пользования охотничьими ресурсами нужно рассматривать не просто как средство получения дохода, а как формирование денежных средств на конкретные, определённые государством цели.

Примечание: Приближая эту мысль к жизни, отмечу, что средства, получаемые от организации охоты, например, могут тратиться исключительно на выполнение мероприятий, обеспечивающих устойчивое существование и использование охотничьих ресурсов на той или иной территории, акватории. И когда мы отсеем в этом всё лишнее, сразу поймём, что не так уж охота и дорога может оказаться в отдельных случаях!

Средства на иные цели охотпользователя, должны формироваться им из иных, разрешённых законодательством источников, а разрешённая предпринимательская деятельность должна осуществляться в соответствии с частью 1 статьи 2 Гражданского Кодекса РФ со всеми вытекающими оттуда последствиями.

Получить право на пользование охотничьими ресурсами и торговать затем правом на охоту – это далеко не предпринимательская деятельность!

Каковы же по закону условия пользования охотничьими ресурсами? Или, применительно для нашего случая, каковы условия спортивно-любительской охоты, как вида пользования животным миром?

Вспомним, что в соответствии со статьей 1 Закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…» №209-ФЗ, любительская и спортивная охота — это охота, осуществляемая физическими лицами в целях личного потребления и в рекреационных целях.

То есть, закон рассматривает охотника-любителя как субъект, не имеющий цели получения от охоты коммерческой выгоды. Мне кажется это важно понимать!

 

В соответствии со статьей 29 ФЗ-209, любой вид охоты может осуществляться только после получения разрешения на добычу охотничьих ресурсов.

В соответствии со статьями 35 и 52 закона «О животном мире» №52-ФЗ, пользователи объектами животного мира, уплачивают сбор за пользование объектами животного мира в размерах и порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и законодательством в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов.

В соответствии со статьей 42 Закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…» №209-ФЗ, плата за пользование охотничьими ресурсами устанавливается самим законом об охоте и в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах.

Законом «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…» №209-ФЗ, для получения права пользования охотничьими ресурсами, предусмотрена единовременная плата при заключении охотхозяйственного соглашения в соответствии с частью 5 статьи 71 (кроме юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, заключивших договоры аренды лесных участков для ведения охотничьего хозяйства по результатам аукциона).

Согласно статьи 333.2 Налогового кодекса РФ, объектами налогообложения признаны животные, в соответствии с перечнем, установленным п. 1 ст. 333.3 НК РФ.

Примечание: Как мы видим из этой статьи, на массовые виды дичи ставки налогового сбора не установлены.

НК РФ предусматривает так же уплату госпошлины за предоставление разрешения на добычу охотничьих ресурсов – п. 96 ст. 333.33. Однако, следует заметить, что охотпользователь, при получении в государственном органе бланков разрешений на добычу охотничьих ресурсов в закрепленных охотничьих угодьях с целью их последующей выдачи охотникам, госпошлину не оплачивает.

Какой-то иной платы за пользование охотничьими ресурсами, ни налоговым законодательством, ни нашим законом об охоте не предусмотрено.

Вывод:

Принцип платности за пользование животным миров (охотничьими ресурсами в том числе), предусмотренный законодательством о животном мире и об охоте, не является основанием для организаторов спортивно-любительской охоты в закреплённых охотничьих угодьях устанавливать цены «на охоту» по своему усмотрению и (или) направлять полученные средства на цели, не предусмотренные законодательством.

Казалось бы!

В соответствии с частью 3 статьи 8 Закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…» №209-ФЗ, право на добычу охотничьих ресурсов возникает с момента выдачи разрешения на их добычу.

Исчерпывающий перечень причин, допускающий отказ охотнику в выдаче разрешения определен приказом МПР РФ №379 от 29.08.2014 г., изданным в развитие Закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…» №209-ФЗ и на основании предоставленных этим законом полномочий.

 

Вспомним, что в соответствии с Конституцией РФ, право на охоту у нас неотчуждаемо при соответствии гражданина (охотника) требованиям, определенным законами об оружии (ст.10; 13 ФЗ-150) и об охоте (ст.20; 21 ФЗ-209).

И тем не менее, в закрепленных охотничьих угодьях встает перед нами этакий «барин» — охотпользователь, который вытаскивает из широких штанин и машет перед нашими глазами статьей 14 Закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…»!

— Не пущу! – говорит он – Заплатите за путёвку! А иначе правов у вас нет ходить по «моим» угодьям!

– Да понимаем, закон требует, не против. Но больно дорого стоит путёвка то ваша, «барин»! Что сделали то вы на эту сумму?

— Платите без разговоров! А иначе фиг вам, а не разрешение. Я для вас он оно скоко сделал!

А сколько собственно?

С этим мы постараемся тоже разобраться, но позже. А пока рассмотрим услуги и путёвку в общем.

О путёвке

«Есть те, кто считает её хоть и обязательной, но лишь формальной бумажкой, а кто-то до сих пор уверен, что путёвка – это квитанция о приеме наличных денег» — так пишут нам авторы вышеупомянутых публикаций.

Ну, во-первых, «формальной бумажкой» охотники путёвку не считают и никогда не считали, я думаю.

Примечание: Хотя условия, при которых это возможно и допустимо, существуют.

Охотники считают всего-навсего, что путёвка должна соответствовать своему истинному предназначению, а её цена должна отражать реальную, а не мифическую деятельность охотпользователя.

Во-вторых, этот «кто-то», ни кто иной, как правительство РФ в первую очередь, которое в своём действующем постановлении №359 от 06.05.2008 г., недвусмысленно рассматривает путёвку, как бланк строгой отчетности и приравнивает её к кассовому чеку при осуществлении наличных денежных расчётов без применения контрольно-кассовой техники.

Это же самое, к сведению авторов публикаций, закреплено в законе РФ «О применении ККТ при осуществлении расчетов в РФ» №54-ФЗ от 22.05.2003 г.

Примечание: В этом вопросе так: либо я ошибаюсь, либо А.Корабельников с соавторами. Безусловно, по моему твёрдому убеждению и по сей день, глубоко ошибаются они на этот счёт Но это уж — на суд дотошного читателя.

То есть, утверждение авторов о том, что закон об охоте (№209-ФЗ) вдруг и якобы «кардинально изменил правовой статус путёвки, как документа» и перевёл её в статус гражданско-правового договора – не более, чем намерение авторов публикаций выдать желаемое за действительное.

По моему твёрдому убеждению, из статьи 14 Закона об охоте, такое никоим образом не следует!

В соответствии со статьей 14 Закона об охоте, любительская и спортивная охота в закрепленных охотничьих угодьях осуществляется при наличии путевки (документа, подтверждающего заключение договора об оказании услуг в сфере охотничьего хозяйства) и разрешения на добычу охотничьих ресурсов.

Тут не с чем спорить!

Да, наличие путёвки — это обязательное условие по тексту действующего закона. Однако, не в том искаженном смысле, как нам пытаются представить отдельные охотпользователи!

Представьте себе, уважаемые читатели, что охотпользователь НЕ намерен предлагать, и тем более навязывать услугу! Такое возможно? Он имеет на это право?

 

Возможно или нет – вопрос сложный, а ответ чаще будет отрицательный, наверное. Но вот то, что право имеет — безусловно! Что в таком случае должна отразить путёвка? Правильно! Лишь только то, что выполнено или предоставлено по факту! А если не выполнено или не предоставлено ничего!…

Отсюда, путёвка не может и не должна становиться преградой для осуществления конституционного права граждан на охоту, в том числе, и в закреплённых охотничьих угодьях.

Путёвка должна очень конкретно отражать те фактические услуги и (или) ту фактическую деятельность, которые предлагает или декларирует охотпользователь. Ограничился охотпользователь в своей деятельности затратами на бланк путёвки – это и отразите в ней!

Примечание: Вообще, идея создать некий правовой документ двойного назначения («путёвка-договор») – сама по себе в принципе неплоха, по-моему. Она многое упрощает в работе охотпользователя и несёт в себе пользу на мой взгляд. Однако, исполнение этой идеи должно отвечать интересам обеих сторон правоотношений, а не одной, как это практикуется ныне и продвигается авторами вышеупомянутых публикаций.

Об услугах

В соответствии со статьей 55 ФЗ-209, услуги в сфере охотничьего хозяйства оказываются на основании договоров возмездного оказания услуг в соответствии с гражданским законодательством.

В соответствии с Гражданским законодательством, возмездным признается договор, по которому одна из сторон должна получить плату за исполнение своих обязательств (ст.423 ГК РФ).

Договор, как следует из статьи 420 ГК РФ, это соглашение сторон об установлении или прекращении гражданских прав. А поскольку право на охоту для граждан конституционно и неотчуждаемо, то предметом гражданско-правового договора между охотником и охотпользователем, отражаемым в путёвке, могут быть только конкретные и ясные виды деятельности и (или) услуг.

Вот это и соответствует смыслу статьи 14 Закона об охоте, по моему глубокому убеждению! Все остальные манипуляции авторов нормами охотничьего и гражданского законодательства, лишь попытки «подстроить» законодательство под свои «идеи».

В соответствии со статьей 1 Закона об охоте, услуги в сфере охотничьего хозяйства, это услуги, оказываемые охотникам, услуги по изучению охотничьих угодий и иные услуги, определяемые в соответствии с общероссийскими классификаторами видов экономической деятельности, продукции, услуг. Исчерпывающе!

Открываем общероссийский классификатор ОКВЭД-2.

Можно ли там найти деятельность (услугу) проводника, например? Несомненно! А услугу по предоставлению ночлега? Непременно! Есть ли там прокат имущества? Конечно же!

Мы там вообще много чего можем найти! В том числе и про подкормку животных, и про содержание инфраструктуры, и многое другое, что может быть связанно с ведением охотхозяйства и с популяризацией спортивно-любительской охоты.

Вот чего мы там не найдем точно, так это такого вида услуги, как «предоставление права на охоту»!

И как бы там кому не хотелось представить спортивно-любительскую охоту как вид услуги – она таковой не является и, надеюсь, являться никогда не будет.

 

Что касается деятельности, связанной со спортивно-любительской охотой, с её популяризацией, то и виды деятельности в общероссийском классификаторе также имеют вполне достаточную конкретизацию для того, чтобы отразить их как в учредительных документах организации, так и в путёвках.

И вот вроде бы, авторы публикаций тоже говорят о необходимости конкретизации «договоров», ясности формулировок в них и т.д, и т.п. Даже о возврате средств охотнику заикаются при определённых условиях. Но, в результате то мы видим ноль!

Чем отличается формулировка: «Подготовка и предоставление угодий (части угодий) для проведения охоты на …», от тех, что мы видим в «путёвках-договорах» ныне? Да ничем! Такая же фикция, как и прежде!

А уж в свете обоснований, использованных авторами, так и вообще создаётся впечатление, что они не имеют ничего общего ни со смыслом гражданского законодательства, ни с разумностью, ни со справедливостью. Остановлюсь на отдельных.

«Не разрешив охотпользователю заниматься реализацией охотничьих ресурсов, законодатель вынудил его оперировать только платными услугами» – цитата.

Я думаю, что это либо заблуждение авторов публикаций собственное, либо их желание ввести в заблуждение своих читателей. Реализация охотничьих ресурсов законом предусмотрена и разрешена! Только не в том смысле конечно, как это хотелось бы отдельным охотпользователям.

Она предусмотрена для определённых целей и при определённых условиях, что вполне ясно сформулировано в статье 49 Закона об охоте.

«большинство охотников понимают и представляют схему современного ценообразования. Но определённые законодательством рамки не позволяют сегодня ей быть прозрачной и понятной» — цитата.

Уж не знаю, представляют ли «схему современного ценообразования» большинство охотников, но вот то, что прозрачной и понятной этой «схеме» мешает законодательство – чистейшей воды неправда! Только человеческий фактор причина всех закрытых «схем»! И уж красочней, чем об этом сказали сами авторы публикаций, сказать трудно!

«Калькуляция расходов на услугу (Подготовка и предоставление угодий (участка угодий) для проведения охоты на…» — сугубо внутренне дело владельца угодий, публичному обсуждению она не подлежит и предметом спора с охотниками не является» — цитата.

Как говориться, картина маслом! Что ещё лучше показывает изнанку!

Авторы так трогательно ссылались в своих публикациях на гражданское законодательство в разных вариантах, притягивая «за уши» гражданско-правовые отношения в сферу спортивно-любительской охоты и тут вдруг такая категоричность: «сугубо внутреннее», «не подлежит», «не является»! А как же гражданские права!

Уж не будем «трогать» «частника»! А в свете НКО, которой являет собой ВОО-ОСОО, вы ничего не перепутали, господа хорошие!

 

Впрочем, после последующего утверждения авторов о том, что «факт пребывания охотника на оговоренных в путёвке охотничьих угодьях в указанные в договоре сроки является достаточным основанием, чтобы считать услугу оказанной» — понимается, что нет, не перепутали.

После таких утверждений начинаешь понимать, что объяснять отдельным «охотпользователям», что работа в угодьях не услуга в принципе, а прямая обязанность их по закону – наверное, не имеет смысла! Да и не будем.

Об уловках

У всех без исключения охотпользователей-«частников» мы сейчас видим в своих учредительных документах код ОКВЭД-2 01.70 (охота, отлов и отстрел в коммерческих целях), как основной вид деятельности. Не отстают в этом от «частников» и наши общественные организации.

Я не знаю, что там себе представляют под этим видом экономической деятельности сотрудники юстиции, когда регистрируют юридические лица, но уж точно данный вид деятельности к организации спортивно-любительской охоты никакого отношения не имеет, иметь не может и не должен.

Откуда отдельные охотпользователи вообще взяли, что дикие животные, находящиеся в состоянии естественной свободы, могут быть предметом оборота по их усмотрению!?

Статья 137 Гражданского кодекса РФ указывает, что к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Закон «О животном мире» №52-ФЗ, своей частью первой статьи 4 ясно определяет, что животный мир в пределах территории Российской Федерации является государственной собственностью.

Часть 6 той же статьи, ещё более ясно определяет, что в какой-то иной форме собственности, объекты животного мира могут находиться только при условии их изъятия из среды обитания в установленном порядке.

Часть 2 статьи 4 Закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…» №209-ФЗ определяет, что имущественные отношения, связанные с оборотом охотничьих ресурсов и продукции охоты, регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом. А настоящий закон (об охоте, то есть) предусматривает в сфере оборота охотничьих ресурсов исключительно следующее:

— право на добычу (отлов, отстрел), как вид использования охотничьего ресурса;

— право собственности на продукцию охоты;

— право на содержание и разведение охотничьих ресурсов в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания, включая право на их реализацию по установленным правилам.

И-и всё-ё-ё! Мои драгоценные общественные «коммерсанты».)

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

— охотничьи ресурсы, находящиеся в состоянии естественной свободы, являются исключительно государственной собственностью;

— оборот охотничьих ресурсов в соответствии с гражданским законодательством может осуществляться исключительно по основаниям и на условиях, определенных государством.

Примечание: В контексте спортивно-любительской охоты, животные и птицы, находящиеся в состоянии естественной свободы, к этому никоим образом не относятся.

— условия возникновения и порядок осуществления права пользования охотничьими ресурсами исключают право охотпользователя препятствовать охоте граждан в границах предоставленных ему угодий по основаниям, не предусмотренным законодательством.

Это по закону!

Примечание: Отсюда я думаю, и берёт своё начало идея вольерной «охоты» в частности. Очень уж неудобные на данном этапе нормы в законе для отдельных категорий «граждан», мечтающих заполучить неподконтрольные охотничьи имения и обезопасить их законодательно от назойливого охотника.

А что же «барин»?

Естественно, исполнение отдельных обязательств охотпользователя предполагает и допускает возмещение затрат. Это логично и разумно!

Возникает закономерный тогда вопрос: как же охотпользователю жить, за счет чего исполнять свои обязательства, которых законодатель «напихал» ему немало, а средства не предложил?

Неужто давать всем гражданам ходить в угодьях свободно и позволять им самостоятельно тропить зайчишку, мечтательно ожидать вечернюю тягу, высматривать перелёты, любоваться токующими исполинами, оттачивать на красной мелочи мастерство легавых и т.д.

 

Ну, всех, возможно, пускать с ружьями в угодья и не следовало бы. От идиотов, рвачей ненасытных и тому подобных персонажей, природу было бы хорошо оградить. Только это желательно делать на той стадии, когда правоотношения «охотник – охотпользователь» ещё и не возникли! А вот когда возникли, то да, по всякой мелочи, именно так и дОлжно поступать, на мой взгляд.

И бесплатно — спросит читатель? По-разному – отвечу я. Хотя надо заметить, что заплатив членские и иные целевые взносы, охотник ОООР уже охотится не бесплатно.

Примечание: В этой связи следует также отметить, что устоявшийся порядок взимать «три шкуры» со сторонних для ОООР охотников, так же никакого разумного обоснования не имеет.

Для них охота не должна, конечно, обходиться дешевле, чем тратят на исполнение своих обязательств члены организации, но и существенно дороже обходиться им не должна. Всё это несложно считается, впрочем.

Итоги в разных субъектах, организациях, охотхозяйствах несомненно могут (и должны) быть разные. Тенденция же у нас, как известно, за редкими исключениями повсюду одинакова: цены необоснованны, объективная информация от охотников скрывается.

Как я уже сказал ранее, все адекватные охотники прекрасно понимают, что ведение охотничьего хозяйства требует определенных финансовых и иных материальных затрат. Это обусловлено обязанностями пользователя животным миром, закрепленными в части 2 статьи 40 закона «О животном мире» и теми обязательствами, которые охотпользователь берет на себя при заключении охотхозяйственного соглашения в соответствии с законом об охоте.

По охотхозяйственному соглашению юридическое лицо или индивидуальный предприниматель обязуется обеспечить проведение мероприятий по сохранению охотничьих ресурсов и среды их обитания и создание охотничьей инфраструктуры.

Известно, что на исполнение полномочий органов государственной власти РФ в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, а также на осуществление отдельных полномочий органов государственной власти РФ субъектами РФ, средства выделяются из федерального бюджета. На исполнение полномочий субъекта, вероятно, средства предусматриваются и в бюджетах субъектов.

Так как же быть охотпользователю в закрепленных охотничьих угодьях – повторим себе вопрос? Где брать средства? Нам то государство (уполномоченные органы) ничем не помогает.

Примечание: Хотя, в соответствии с законодательством — может.

Ответ, в общем-то, вовсе и несложный: основные источники формирования имущества определены законами об общественных объединениях (ст.31) и об НКО (ст.26). И особо выдумывать тут ничего не надо. Единой формулы конечно нет.

В каждой организации источники могут отличаться (как и траты). Но и проблемы особой в поисках средств я лично не вижу. При одном условии правда: если деятельность охотпользователя прозрачна и ответственна.

Но! Проблема то у нас не в источниках формирования средств! Проблему я вижу в целях их использовании, в закрытости деятельности отдельных охотпользователей и в неблаговидных действиях их отдельных руководителей. Цели, как правило, не совпадают с заявленными, деятельность часто, либо откровенно, либо во многом незаконна.

В общем, возвращаясь к «новым» идеям, высказанным авторами вышеупомянутых публикаций, следует сказать, что подразумевать во фразе «подготовка и предоставление угодий для проведения охоты» можно конечно многое.

Только вряд ли это принесёт пользу и природе, и охотникам, если по факту, под этой фразой скрываться будут нецелевые расходы.

Подписание актов выполненных услуг охотником – это конечно «выдающееся» изобретение! Но абсолютно бесполезное и нежизнеспособное. Обеспечьте охотнику, по его запросу, ознакомление с необходимой документацией и ему этого будет достаточно.

Вот там он и ознакомится со всеми актами выполненных работ (а не услуг), если таковые имели место быть. Вот там и выяснится, из чего можно сделать дровник на базе, стоимостью 360 000 рублей, например.:)))

Должен констатировать, что идея авторов решает задачу руководителя организации очень неплохо. Но не охотхозяйства и не охотников! И эффективность охотхозяйства, и сами охотники остаются при таком подходе заложниками моральных качеств руководителя и окружающего его актива (совета, правления). Это же очевидный факт!

 

Безусловно, я за то, чтобы всякий охотник был в угодьях человеком ответственным. И в этой связи, я хочу напомнить членам общественных организаций, кстати, что в общественных объединениях, охотпользователь – это НЕ руководитель организации и НЕ правление (совет)!

Охотпользователь – это вы все!

Поэтому там, где всё хорошо в угодьях и в отношениях с охотником – безусловно заслуга руководителя, а там где всё хреново, простите, – виноваты мы сами, уважаемые члены общественных объединений.

Примечание: Я умышленно в этой статье не касаюсь финансовых вопросов, потому что они очень специфичными могут быть в каждой организации. Но одно хочу сказать: уже давно пришло время, когда охотник должен заглядывать в законодательство РФ и в бухгалтерию своей организации (читать – в свою бухгалтерию!).

Чтобы хотя бы понимать, кого ему поддерживать на отчётно-выборных конференциях и не искать потом виновных на стороне. Время, когда за вас кто-то подумает давным-давно прошло!

Замечу, что моя публикация не имеет целью вступить в полемику с авторами вышеупомянутых статей. Это просто иная точка зрения. Они высказали своё видение вопроса – я своё.

Если мы читаем одну и ту же норму по-разному, то тут уж только суд спор разрешит. А он у нас, как известно «самый гуманный в мире!». Это шутка несомненно. А серьёзно если, то грамотный читатель и ответственный охотник, во всём разберётся, я думаю.

К критике и иронии, если где-то авторы обсуждаемых мной публикаций их заметят – прошу отнестись с пониманием и без обид. Критика, в общем-то, ко всем НАМ относиться. Да и не критика это по большому счету. Это горечь…

Возможно, кто-то увидит в статье некоторую незавершённость. В части «барина», например. Я ведь так и не раскрыл до конца и подробно, за счет чего же жить «барину» в общественной организации по моему мнению. Об этом следом, после внимательного прочтения публикации в журнале ВОО №4 «За общество надо болеть душой»!

Я не против! Давайте поболеем для общих (надеюсь) целей.

Источник: ohotniki.ru

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *