Охота

Подсадные утки: англичане ружья кирпичом не чистят

В наш век быстрого обмена информацией, возможности проверки и уточнений излагаемого материала это можно было бы назвать только лишь глупостью.

Если бы не одно «но».

Эти люди дают оценки на испытаниях нашим уткам, возглавляют клубы, входят в орнитологический совет при Росрыболовохотсоюзе.

Одним словом принимают решения.

И здесь стоило бы разобраться, тем ли людям мы доверяем и действительно они патриоты и специалисты, за кого себя выдают.

Итак, начнем.

В статье «Корни и ветви: подлинная история подсадной утки» автор с первых предложений навязывает свою идею, вкрапляя некоторые на его взгляд, логически шаги, приводя ссылки на классические исторические источники и авторов, одним из которых является В.А. Левшин (1746-1826) с его книгой «Совершенный егерь, стрелок и псовый охотник, или Знание о всех принадлежностях к ружейной и псовой охоте».

Но то ли сам автор статьи не читал материал, на который он ссылается, то ли цель обмануть читателя затмевает здравый рассудок. Давайте разберемся.

В.А. Левшин «Совершенный егерь…» том 2 стр.215 «О стрельбе селезней на круге посредством утки-крякуши и о ловле сетьми» (полный текст смотри на рисунках 1-5, чтобы не искажать доподлинную информацию).

 

 

 

 

 

Из заголовка самой статьи следует, речь идет об охоте на уток несколькими способами. Один из них – сетевой промысел.

Автор невзначай упоминает охоту с помощью «утиной дудочки» и в «кулак». Такая скудность предоставляемого материала говорит нам об обыденности данного вида охоты на то время.

Затрагивает и сетевые способы ловли. Один из самых первых, приведенных В.А. Левшиным, является накрытие селезней «тайником».

Этот способ охоты сохранился до наших дней, технологично более усовершенствован, и не является орудием массовой ловли. Орнитологи многих стран используют его до сих пор.

Одно из условий его успешного применения является подсадная птица. И без разницы, какой вид пернатых будет объектом охоты – будь то скворец или селезень, как приводит нам автор.

Но основная часть разбираемой нами главы повествует о ружейной охоте на селезня с подсадной птицей. Автор подробно описывает аксессуары, применяемые на охоте и ее методы.

Интересуемая нас главная деталь – подсадная птица. Что доносит до нас из глубины веков В.А. Левшин, говоря об интересующей нас детали: «Таковые утки вырождаются от помеси дворовых уток с дикими кряковыми и полу-кряковыми селезнями, или выведшиеся и взросшие во дворе из яиц дикой утки…».

Совсем противоположное пишет нам автор статьи «Корни и ветви: подлинная…» Дословно привожу его цитату из указанной статьи: « …Левшин однозначно указывает на то, что подсадная утка отнюдь не является просто прирученной кряквой (или выведенной из ее яиц, подложенных под домашнюю несушку), а представляет собой, говоря современным языком, вполне самодостаточную селекционную единицу.»

Что это? Не что иное, как явная ложь. Из этого маленького фрагмента любой читатель поймет, что на момент опубликования книги В.А. Левшина никакой сформировавшейся породы подсадной утки в тот момент не было, и приоритет отдавался прирученной дикой птице или гибриду дикой утки-кряквы с домашней птицей, окрас которой был подобен дикой крякве.

Еще немаловажный момент – само название подсадной утки, приведенное В.А. Левшиным в наименовании параграфа – «крякуша». Далее по тексту встречается слово «крикуша». В обоих этих случаях речь идет об утке-крякве. Доказательство этому мы приведем чуть позже.

А сейчас затронем еще один факт представленных А. Кулешовым недостоверных сведений, который нам поможет развеять тот же самый В.А. Левшин.

Цитата А. Кулешова: «Охота с подсадной уткой изначально была не только однозначно весенней, но и, можно сказать, вполне любительской, более потехой, нежели мясозаготовкой, и в этом еще одно ее несомненное достоинство.

Косвенным, но оттого не менее обоснованным доводом в пользу сказанного может служить факт отсутствия какого-либо упоминания об охоте с криковой уткой осенью в отечественной литературе — от начала охотничьего книгоиздания вплоть до конца XIX века, так же как и использования в ходе оной сетных орудий лова.»

Цитата В.А. Левшина «…на крикушу утку стреляют и осенью, только надобно при том ставить больше утиных чучел;…»

Про сети разобрались выше. Где два, там и три, говорится в известной поговорке.

В статье А. Кулешова «Корни и ветви. Подлинная …» даже не три, а чуть ли не в каждом предложении если не ложь, то выводы на основе искаженной информации.

Надеюсь, наш читатель прочел предоставленные мною копии страниц книги В.А. Левшина «Совершенный егерь…» и вполне сам может сделать выводы, но, а мы, следуя хронологии публикаций об охоте с подсадной уткой, перейдем к следующему отечественному автору – С.Т. Аксакову (1791-1859) на которого в каждом историческом своем эпосе любят ссылаться как Осокин так и А. Кулешов.

В своем произведении «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» С.Т. Аксаков обмолвился об интересующем нас виде охоты. Не будучи ее поклонником, все-таки отразил важные детали.

«Кряковных уток стреляют также на подманку, особенно селезней, когда утки начнут прятаться от них; тут они горячо летят на поддельный крик утки.

Стреляют их также и с прилета весной на дикую или русскую ученую утку, похожую пером на диких.

Для этого надевают на утку хомутик и привязывают ее на снурке к колышку, с кружком для отдыха, посреди какой-нибудь лужи, и не в дальнем расстоянии ставят шалаш, в котором сидит охотник.

Утка, от скуки и по природе своей, кричит во все горло без умолку, а дикие селезни и даже утки садятся около нее на воду под самое ружейное дуло охотника. Я такой стрельбы терпеть не могу.

При сей верной оказии ловят селезней и сильями, или, лучше сказать, веревочкой с сильями, которую расставляют на колышках около приманкой утки.

Ловят или по крайней мере ловили прежде уток в Оренбургской губернии перевесами, точно как и гусей, потому что у них также всегда бывает одна и та же воздушная дорога в поля.»

Полностью привожу интересующий нас абзац, дабы избежать кривотолков.

И что мы видим? Снова силки и подсадная птица. То есть два автора приводят нам пример того, что без ружейная охота с подсадной птицей еще существовала до середины девятнадцатого века.

Думаю, никто из читателей не будет оспаривать, что сетевое полотно существовало задолго до изобретения огнестрельного оружия.

И, следовательно, подсадная птица требовалась охотнику задолго до ружейных видов охот.

Но, как убеждает А. Кулешов, о нецелесообразности громоздких сетевых ловушек для ловли селезня, и в этом с ним нельзя не согласиться, но то, что нам привели В.А. Левшин и С.Т. Аксаков, именно для ловли селезней — тайник и силья, совсем не громоздки и не хитры в установке.

И вывод один: автор статьи «Корни и ветви…» – учи матчасть!

А теперь о самой подсадной утке.

Интересно, как С.Т. Аксаков ее называет – «русская ученая утка, похожая пером на диких».

Чтобы не переписывать весь труд С.Т. Аксакова, поясню читателям, что он имел ввиду под словом «русская».

С.Т. Аксаков называет русскими всю дворовую птицу. И даже голубей-сизарей, которые живут во дворе, он тоже называет русскими: «…название «русский», придаваемое птице, значит: дворовый, домашний.». То есть дословно С.Т. Аксаков говорит о домашней утке, окрасом напоминающей дикую.

Приставка «ученая» автором не объяснена. Так как это само собой разумеющиеся. «Вызаренная» – подготовленная к охоте, вот что Сергей Тимофеевич подразумевал под этим словом. Ну и по тексту можно охотится и с дикой.

Таким образом, к середине девятнадцатого века в России использовали на охоте всю эволюционную линейку, дикую крякву, гибрида кряквы с домашней птицей и домашнюю птицу окрасом дикой кряквы.

А теперь мы предоставим обещанное выше доказательство значения слова крикуша. Из описания утки-кряквы С.Т. Аксаковым: «а) Кряковная утка

Мы выговариваем обыкновенно не кря, а криковный селезень, криковная утка, что, впрочем, весьма идет к ней, ибо она кричит громче всех утиных пород. Ее зовут также кряквой и крякушей… Очевидно, все три названия происходят от слова крякать, вполне выражающего голос, или крик, утки.»

Одним словом, до середины девятнадцатого века вещи называли своими именами.

Следующий из отечественных авторов, принявших эстафету В.А. Левшина и С.Т. Аксакова, является Л.П. Сабанеев. К нему мы перейдем чуть позже, так как до его публикаций в другой Великой Империи, а именно Британской, происходили события, которые нам упускать не стоит:

«Dutch Call ducks were in Britain by the 1850s. They were described as having a head much rounder that the wild duck, rather like a tumbler pigeon. The breed was one of the first six waterfowl standardized in 1865. It was exhibited at the Victorian exhibitions and kept and illustrated by Harrison Weir (1902). (С сайта: Call Duck Association UK»)

Эта маленькая историческая справка говорит о появлении в 1850-х годах в Британии, привезенной из Голландии утки, получившей название «call duck» или «вызов-утка». А в 1865 году был принят первый стандарт данной породы птицы. «Вызов-утка» была одна из четырех первых принятых в Британии пород уток.

По легенде происхождения данная порода использовалась охотниками для подманивания дикой птицы и ценилась щедростью голоса и маленькими размерами.

Стандарт был принят в двух цветах: белом и сером – дикой кряквы.

Маленькие размеры данной породы: селезень до 800гр., утка 600-700гр., удобны в плане мобильности использования на охоте. А белый цвет защищал птицу от несанкционированной стрельбы во время охоты другими стрелками при загруженности охотугодий, что в Западной Европе было видно немаловажно.

Эта порода была экспортирована в Америку, где также использовалась охотниками вплоть до 1935 года (запрета охоты с живыми приманками).

А теперь вернемся в Отечество и вспомним некоторые исторические даты.

1861 год – отмена крепостного права

1850-1880 – индустриальный бум. Россия встает на капиталистические рельсы. Сильная миграция населения из сел в города, смена землевладельцев.

Именно на этих событиях в 1887 году Великий князь Николай Николаевич (младший) покупает Першинскую усадьбу в Тульской губернии и организовывает там одно из передовых по тем временам охотничье хозяйство.

Именно оно подарило нам такую породу охотничьих собак как «русская пегая гончая» (выведена путем скрещивания русской гончей с фоксгаундом). До 1947 года она называлась англо-русская гончая.

А теперь перейдем к Л.П. Сабанееву (1844-1898). Интересующий нас параграф «Круговая утка» опубликован в книге «Охотничий календарь». Справочная книга для ружейных и псовых охотников» в 2-х томах (1892 год). Не имеет смысла его рассматривать целиком, нас интересует вступление, его и приведем.

«Круговая утка получила свое название круговой от круга, на который ее сажают во время охоты; криковой же или кликовой она называется потому, что на охоте кричит, или кличет, подзывая к себе селезней.

Отечеством и рассадником круговых уток считается Тула, почему лучшие криковые утки называются тульскими. Но всего более распространена эта охота, даже в виде промысла, в Пензенской губ. на Суре и Мокше, где иные зарабатывали до 100 р. за весну.

Пензенские круговые утки еще лучше тульских и ценятся здесь очень дорого. За уток хорошей породы прежде платили по золотому.

Величиной круговая утка не менее кряковой, имеет одинаковое с ней оперение и произошла, вероятно, от помеси кряковой утки с домашней.»

Этого параграфа нам достаточно, чтобы понять, что происходит перечеркивание публикаций В.А. Левшина и С.П. Аксакова касательно наименования подсадной птицы.

На мой взгляд, не очень удачное. Многие охотники с подсадной уткой используют на мелководье и лужах просто груз или колышек и, следуя из этого, утку можно было бы назвать «грузовой» или «кольевой». Глупость, конечно, но что имеем, да и не просто это так.

Впервые мы слышим и про «кликать» и «подзывать». Причем название круговой и кликовой автору приходится объяснять, а объясняют, как правило, новые вещи, не общепринятые.

У нас «подзывает», в Англии «вызывает», да и слово «криковая» меняет свое значение и подразумевает уже не утку-крякву, а кричащую подсадную утку.

Почти революция, но, попрошу обратить внимание, на момент публикации Л.П. Сабанеевым размеры тулячек и пензенских он не различает и указывает один, «с крякву».

Можно было бы согласиться с автором, что Тула в его время являлась рассадником, но еще не Отечеством, учитывая выше приведенную нами Першинскую усадьбу, где велась племенная работа не только с охотничьими собаками, но и с подсадной птицей и понятно реализовывалось не то, над чем колдовалось.

Отдадим должное автору, где после такой оговорки, но скорее всего анонса, он все же переносит пальму первенства в Пензенскую губернию, подальше от великокняжеского двора. Закрепив свои слова в пользу Пензы, таким понятным всем фактом, как цена.

Но об этом мы поговорим чуть позже, а сейчас сойдемся на том, что в принципе понятно и известно: подсадная утка произошла от помеси дикой кряквы и домашней утки.

Следующий по нашей хронологии автор, описывающий охоту с подсадной уткой – В.В. Рябов. Он выпустил в середине 20 века несколько книг. Не будем касаться пересказом описания его повествования, нас интересует его небольшая историческая справка и описание отличительных признаков подсадной птицы по региону.

«Подсадные, кряковые, или круговые утки применялись охотниками еще в 20-х годах прошлого столетия.

Но, вероятно, с подсадными утками охотились и еще раньше. Где впервые начали применять кряковых уток в качестве приманки, установить не удалось.

Но известно, что особенно широко развита была охота с подсадными в бывших Нижегородской, Тульской, Воронежской и Пензенской губерниях. Нужно полагать, что отсюда этот род охоты стал распространяться и дальше, сначала по Дону, а затем и по Волге до Саратова.»

Из этой цитаты следует, что автор не обладает данными о географическом месте зарождения этого вида охоты и допускает, что охотились с подсадной птицей задолго до указанной им даты.

Нам этот автор интересен тем, что он следующий в нашей хронологии, после Л.П. Сабанеева. И, возможно, поможет нам узнать то, что пытался анонсировать Л.П. Сабанеев между строк говоря об отечестве подсадных.

Итак, приводим описание: «Существует четыре разновидности подсадных уток: тульские, пензенские или воронежские, семеновские (в Горьковской области) и саратовские. В Сибирь и в Среднюю Азию подсадные утки завозились из разных мест, поэтому здесь можно встретить табунки уток любой разновидности.»

Обратим внимание – автор не говорит о породах, используя слово «разновидность». Начнем:

«Тульская утка

В бывшей Тульской губернии лет тридцать-сорок назад была широко развита охота с подсадными утками.

Очевидно, не без основания среди охотников-утятников очень славились тульские подсадные утки, или «тулячки», как их называли. Это некрупная широкая утка (самая мелкая из всех четырех разновидностей), на низких ножках, с темноокрашенным оперением.

По сложению тульская утка схожа с серой уткой, но отличается от последней более темным оперением; ножки у «тулячек» почти черные; клюв короткий, неширокий. Селезень в брачном оперении значительно темнее дикого крякового селезня.

Голоса у большинства тульских уток сравнительно высокие. Осадка у некоторых из них «заркая» (энергичная) и нередко при высоком голосе, но с отличной короткой настойчивой осадкой, они бывают очень добычливыми.

Эта разновидность кряковой охотничьей утки в чистом виде стала теперь большой редкостью.»

А теперь предоставим согласно описанию фото.

На фото утка весом не более 800 гр. Серая утка в среднем весит 850 гр.

Единственное, что у нас не сходится – это темный цвет лапок. Для этого нам нужен где-то взять темный ген. Добавляем еще одну фотографию.

На фото утка весом не более 800 гр.

Это две утки из первых четырех пород принятых в Англии в 1865 году. На первой фотографии – Call duck (Вызов-утка), на второй – Black East Indian (Черный восточный индеец).

Смею предположить, что в Першинской усадьбе велись селекционные работы с участием птиц этих двух пород и местной разновидностью подсадной утки.

Именно о создании новой породы между строк анонсировал нам Л.П. Сабанеев, поспешив сказать об отечестве, а будучи все-таки патриотом, положил «золотой рубль» на весы пензенской подсадной утки.

И оказался прав, так как по известным нам причинам племенная работа, как и великокняжеская усадьба, канули в лету, оставив нам тягу даже нынешних специалистов к небольшому размеру подсадной утки и маленькому клюву, а также в сленге подсадников выражение «подпершить», что означает «подрезать маховые крылья».

А разница в указанных размерах Л.П. Сабанеева и В.В. Рябова у тульских уток является доказательством эксперимента. Л.П. Сабанеев описывал его в начале, а В.В. Рябов после того, как великокняжеский питомник стал достоянием народа.

Наличие английских кровей из описанных разновидностей можно заметить и в описании Саратовской утки, осмелюсь предположить, что это – гибрид Call duck и воронежской утки. Как и у тульской разновидности прослеживается присутствие гена карликовости.

Рябов В.В. издавал свои книги с 1950-1965 год. В этот период порода call duck переживала свое забвение, он мог о ней не слышать, это период «железного занавеса», и ошибочно склонялся в сравнении с серой уткой.

Но у серой утки все нормально с пропорциями: как клюв, так и лапки, да и сама самка утки практическая уменьшенная копия кряквы, не считая пигмента на лапках и цвета зеркала. Автор упускает эти детали.

Здесь приведем ссылку на статью, как использовали подсадную птицу в Америке: http://edecoy.org/livedecoy.html.

На мой взгляд, излагаемый материал очень познавателен, там все по С.Т. Аксакову и автор статьи «Ветви и корни…» найдет упоминание о весенней охоте, которое, с его слов, он не мог найти в западной литературе.

Статья так же развеет стереотип, посеянный В.В. Рябовым, и бытующий до сих пор у многих наших экспертов о невозможности охоты с дикой птицей. Считаю, что это от недостатка практики и информации.

Из разновидностей уток, описанных В.В. Рябовым, стоит еще остановиться на семеновской, пропустив пензенскую утку.

«Это весьма добычливая подсадная утка из Семеновского района Горьковской области, где охота с подсадными развита очень широко.

Семеновская утка — пропорционально сложенная, некрупная, неширокая, несколько удлиненной формы с сравнительно тонкой шейкой и небольшой, хорошего рисунка головкой. От глаз в обе стороны тянутся резко выраженные темные проточинки. Клюв неширокий, пропорциональной длины, но длиннее, чем у тульских уток, темный, без пятен. Лапки немного темнее, чем у дикой кряквы.

Иногда среди семеновской разновидности встречаются утки, у которых головка окрашена в ровный серый тон и проточинки у глаз выражены слабо.

В Горьковской области, в Заволжье таких уток принято называть осиновками, или чубарыми. Нередко в одном выводке случаются и чубарые и обычно окрашенные утки.

Наиболее добычливые утки из тех, какие мне пришлось иметь, были семеновские.»

 

 

Хотелось бы добавить к описанию В.В. Рябова, описание чубарой утки, приведенное нашим современником Д.Д. Вачуговым в статье «Семеновкая» подсадная утка и охота с ней» (2018год):

«На описании чубарых следует остановиться подробнее. Это утки с темными однотонными головами и почти черными клювами. Белого цвета в их оперении нет, зеркало почти незаметно.

Селезни чубарого окраса заметно отличаются от обычных, диких – темнее их и, так же как утки, не имеют белого цвета в оперении. Внутренняя сторона крыльев и хвоста у этих селезней сизого цвета, а пластрон не выражен.»

Чем она нам интересна? А тем, что довольно успешно передает темный ген, который явно ее отличает от кряквы, находясь в экстерьерном стандарте Русской подсадной утки, составленный В.А. Лобановым и опубликованном в 2007 году.

Кстати, у нее есть близнец по окрасу – Dusky call duck.

 

Как вам «тулячка» окраски «осиновки»? Описание стандарта можно посмотреть по ссылке: http://www.callducks.net/dusky_call_duck.htm.

А здесь вы найдете материал, каким образом американцы получали цветовую гамму ducky:

(Ссылка за закачку документа в формате pdf, размер 1.6Мб. Прим.ред.)

http://europepmc.org/backend/ptpmcrender.fcgi?accid=PMC1208485&blobtype=pdf

Возможно, у нас она получена случайным образом и цветовой ген «Khaki Campbel» хоть и похож, но со слов британских птицеводов другой.

Ниже мы приведем название книги, где подробно будет описано про все базовые утиные цвета, как получить породу и восстановить утраченную. Написана книга понятным языком даже для начинающего птицевода.

Пока наш читатель знакомится со стандартом, вспомним еще одну «историческую» статью также тульского автора: С. Осокин 2017 год. «Подсадная утка: История происхождения».

В ней автор занялся иронией и разоблачением теории В.А. Лобанова о происхождении русской подсадной утки, упустив одну важную деталь.

В.А. Лобанов не сам сочиняет, а приводит или пересказывает различные западные источники, на которые и дает ссылки. Речь там идет, как нам известно, об уже состоявшейся на западе породе «call duck». И всем экзотическим версиям положен конец и без нас.

С принятием стандарта «Австралийский зов-утка» птицеводы Австралии доказали независимость получения своей породы. Это произошло на основании мутации гена карликовости в большом табуне крякв, находившихся в закрытом пространстве на юге Австралии.

Подробней о всей этой истории можно прочесть в книге «The Domestic Duck» 2008г. (домашняя утка).

Так вот о гене… Читая описание Рябовым В. В. «тулячки» и «саратовской утки» не требуются даже фотографии, что – это в лучшем случаи гибрид call duck. Вот вам и отечество! И не стоит стыдить старика В.А. Лобанова!

Он собрал и сделал для основания породы «русская подсадная» утка больше, чем кто-либо другой. Он не на словах, а на деле первый у нас в стране собрал и обобщил данные о различных разновидностях «русская подсадная», и, в конце концов, написал стандарт.

В погоне за утраченным экспериментом, А. Кулешов и С. Осокин, не имея достаточного опыта и знаний, стали отбирать уток по принципу «чем меньше, тем лучше», загнав имеющеюся породу обратно в размер кряквы и, пресекая новые цветовые вариации, при отсутствии общепринятого стандарта породы, не допускали конкурентных уток к полевым испытаниям.

На мой взгляд, это не что иное, как вредительство, так как и у нас, и во всем мире охотники отбирали подсадных уток по рабочим качествам, а не по типу.

За неимением общепринятого стандарта у нас в стране и должных знаний в птицеводстве, не допускать подсадную птицу до полевых испытаний по спорным и частым образом надуманным причинам, и есть вредительство для становления породы и отбора подсадной птицы по рабочим качествам.

Во всем мире историей занимаются историки, ведением и становлением породы – птицеводы, охотой – охотники.

И только у нас становлением породы «русская подсадная» утка (охотничья порода), написанием истории, отбору по типу и охотничьим качествам, занялись некомпетентные в данных вопросах люди.

Вот и получается, как писал С.Т. Аксаков, почти сто семьдесят лет назад, охотимся мы также с «русской ученой уткой, похожей пером на диких».

Одним словом, сказать на современный лад с «дворовой» уткой, придумывая ей, для большего весу, различные названия наподобие «липецкой» и «воронежской»; историю, непременно от сотворения мира; и не интересуемся, что происходило у «соседей», а они, также как и мы, проходили этот же путь.

Некоторые страны Западной Европы избежали запрета охоты с подсадной птицей, и в первую очередь, хочу упомянуть Нидерланды. Охотятся там не с породной птицей, а с дикой. Как на утку, в известные нам ловушки, так и на гуся.

И борются за сохранение таких видов охот, как за культурное достояние, чем развеивают созданный у нас миф некоторыми экспертами о невозможности охоты с дикой птицей. Вот вам ссылка на ассоциацию «Ловцов гусей»: https://nvvganzenvangers.com/.

Что интересно – голландские ловцы гусей для подвязывания в поле гусыни используют шлейки, аналогично той, что описал в своем труде В.А. Левшин в 1779 году. Не могу исключать, что на Руси существовал аналогичный метод лова, но в отличие от голландцев, наши охотники вывели каким-то образом домашнюю породу гусей окрасом диких.

Порода эта существует до сих пор и называется «псковские лысые». В некоторых местах их еще называют «летуны» за их способность к непродолжительным полетам, что подтверждает возможность их использования в аналогичном методе охоты, как в Голландии, так и до запрета – в США.

В назидание будущим оппонентам выше указанного предположения хочу привести еще одну ссылку. Надеюсь, читателям она также будет интересна, в плане того, как идентифицируют подсадную птицу государственные органы в тех местах, где охота с ней запрещена.

Очень интересный пункт «правило 10 дней» (http://dnr.maryland.gov/wildlife/Pages/hunt_trap/waterfowl_livedecoys.aspx).

Подводя итог всего выше сказанного и учитывая приведенные материалы, мне бы хотелось вести диалог в виде открытых «форумных» комментариев на данном ресурсе под этой статьей «…дабы дурь каждого видна была.»

И не нужно переписывать историю и придумывать различного рода легенды. Это удел проигравших.

Источник: ohotniki.ru

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *