Охота

Разговор с охотником в Рождественский пост

Перекусив и выпив чая из термоса, мы стали рассуждать, почему же не только самого зайца, но даже его следов не увидели.

И тут Виктор сказал:

— Верно старики говорили, что охотиться в православный пост нельзя. Сейчас Рождественский пост, может, поэтому так неудачно складывается наша сегодняшняя охота?

Слово было за мной. Сразу вспомнились ответы на вопросы о том, как православие относится к охоте и можно ли во время поста предаваться любимой забаве.

По этой теме есть немало статей. К примеру, статья С. Хрибара «Этична ли охота?», которую легко найти в интернете. В ней автор дает оценку охоты с точки зрения христианства.

Православная церковь никогда — ни до 1917 года, ни позже — не осуждала охоту как грех, считая ее способом добычи пищи или пушнины, а также защитой от хищных животных.

Если охота не просто отдых и тем более не стрельба во все живое, а средство разнообразить стол диким мясом, добытым к церковным праздникам, то она, по мнению Церкви, не является душепагубным занятием.

Иными словами, Церковь осуждает охоту только тогда, когда она приносит удовольствие от бессмысленной стрельбы, когда добытую дичь не используют, а выбрасывают, когда человек радуется количеству отстрелянных птиц и зверей, не задумываясь о последствиях.

Несомненно, грехом считается и браконьерская охота во всех ее видах и проявлениях. Кроме этого, сам верующий охотник будет чувствовать за собой грех, если не посещает храм, пропускает важные церковные службы ради удовлетворения охотничьей страсти…

На эту же тему я порекомендовал Виктору прочесть еще одну неплохую статью «Охота — дело разумных людей», опубликованную в декабрьском номере «РОГ» за 2012 год.

Виктор некоторое время молчал и вдруг спросил, как я отношусь к православию. На это я ответил, что был крещен в раннем возрасте, но рос как все советские дети и ничем от них не отличался, что еще в детстве нашел свою профессию — Родину защищать — и более 25 лет прослужил в рядах Вооруженных сил, затем работал, а теперь снова защищаю людей, но уже в качестве юриста.

Сказал также, что никогда не был богоборцем и ярым атеистом.

Вспомнил, как в октябре далекого 1983 года, находясь на учебе в Киеве, посетил Киево-Печерскую Лавру и там, в Ближних пещерах, прикоснулся к нетленным мощам преподобного Илии — того самого былинного героя Ильи Муромца, защитника земли Русской, которого в нашей стране знают абсолютно все.

Это была моя первая встреча с великой православной святыней, сделавшая мое пребывание в Православной церкви осмысленным. Тогда я еще не знал, что от мощей Илии Муромца исходят исцеления многих болезней, меня просто притягивал к себе образ этого святого…

О том, как я удостоился приложиться к руке преподобного Илии Муромца, мне напоминает шутливая надпись на книге, подаренной мне известным историком В.А. Шиденко, отдавшем изучению Лавры всю жизнь: «Глубокоуважаемому уссурийцу Вячеславу Михайлову на память о посещении Киево-Печерской Лавры и прощении всех оного грехов, как прошлых, так и нынешних и тех, которые будут… В лето от Сотворения мира 7491-е, октября 16 дня от сотворения Слова в 1983-е».

Как показала жизнь, именно встреча со святым Илией Печерским многое предопределила для меня.

С того года при первой же возможности я начал посещать православный храм, а через два года был переведен на службу во Львов, где мог наблюдать католиков и униатов. От этих наблюдений и сравнений пришло осознание того, что православная вера крепче других.

Сегодня, по прошествии прожитых лет, я верю, что преподобный Илия, взяв меня, молодого офицера, под свою защиту, продолжает вести и доныне по непростым дорогам жизни. Только этим я объясняю происшедшие со мной случаи, когда мог погибнуть, но остался жить.

Так, в январе 1984 года я избежал гибели в тяжелой автоаварии… После увольнения в запас, спасая человека, я вынужден был бежать прямо на преступника, направившего на меня пистолет.

Преступник меня видел, но не выстрелил… Да и на охоте бывали случаи, когда я запросто мог погибнуть. Однажды поздней осенью, на маленькой пластиковой лодочке, одетый в зимний бушлат и болотники, я охотился на осеннем пролете.

Лодочка была длиной 180 сантиметров, сидений не имела. Уместился я на ее надувном дне еле-еле, и было мне ужасно неудобно. Ни повернуться, ни привстать без риска перевернуть лодку.

Но желание и возможность удачно поохотиться на озере, где скопилось много пролетной птицы, затмили разум. Утки в тот день на озере летали и налетали, я стрелял и иногда даже сбивал их. За охотой не сразу заметил, как моя лодчонка стала спускать воздух и уменьшаться в размерах.

Понял я это, лишь когда борта находились в пяти сантиметрах от воды, а до ближайшего берега было метров двести. К тому же глубина озера в этом месте не менее трех метров; вокруг никого, и просить помощи не у кого.

Казалось бы, шансов на спасение — ноль. Но мой небесный покровитель все это видел и не оставил меня. Он заставил меня успокоиться, а затем как-то привел тонущую лодчонку к берегу…

Выслушав все, Виктор, спросил:

— А вы сами охотились во время православных постов?

— Охотился и оставался православным.

— А каково это — и охотником быть, и верующим?

— Как и сегодня, в Рождественский пост я всегда охотился с путевкой в разрешенных угодьях и только на разрешенную дичь. Браконьерством не занимался. В храм ходил и хожу регулярно, на каждую воскресную Литургию обязательно.

Мне очень повезло с учителями. На первых порах, еще в детстве, это были дедушка и батюшка — заядлые и умелые охотники. Они и научили самым простым охотничьим традициям. Для них и их друзей-охотников добывание дичи было необходимостью. Тогда ведь в магазинах не было столько мяса, сколько сейчас.

А чтобы покупать его на рынке или в кооперативных магазинах, заработка не хватало. Поэтому, купив припасы и зарядив патроны, оплатив госпошлину за возможность охоты, они добывали не всякую из разрешенной дичь. Например, вместо красавицы лисы предпочитали потратить патрон на серенького русачишку.

Вместо летящих уток ждали, когда из колки камышей выплывут кашкалдаки. Тогда уж они стреляли, часто одним патроном добывая несколько лысух. А на мои вопросы они отвечали одинаково: мол, охота для них не только любимое занятие, но и подспорье для семьи.

Еще говорили, что пышный мех с патрикеевны надо уметь правильно снять, высушить, чтобы потом отнести в пункт приема. Поэтому добытый зайчик был более ценным трофеем.

Как говорили известные юмористы, кролики — это не только ценный мех, но и два-три килограмма диетического мяса. Так вот у русака этих килограммов еще больше. Приучился к такой охоте и я.

Не стреляю по всему, а добываю столько, сколько можно употребить в пищу, то есть строго соблюдаю норму добычи.

На охоте я часто ловлю себя на мысли, что обращаюсь за помощью к Ангелу-ханителю, преподобному Илии или непосредственно к Иисусу Христу. И всегда добываю дичь или получаю возможность ее добыть…

Об одной такой охоте, которая закончилась удачно, я писал в небольшом материале «Заяц к Рождеству», опубликованном в «РОГ». За день до наступления Рождества у меня было все, чтобы не грешить на охоте. А произошло это так.

Дело в том, что горькие девяностые не баловали нас, служивых, своевременной выдачей денежного содержания. Не дали его и в конце декабря, и сразу после новогодних праздников. А занять денег было не у кого, так как мои сослуживцы находились в таком же положении, что и я.

Поэтому охота в Рождественский пост не могла быть просто баловством и веселым времяпрепровождением. Понятно, что в этом случае добытый заяц становился не только украшением рождественского стола, но и необходимым мясным блюдом для моих деток…

Итак, вышел я на охоту за два часа до сумерек, надеясь добыть русака. Шел по лесу и только просил Иисуса Христа помочь в охоте. Обращался к Нему своими словами, просил дать возможность добыть зайчика. И был услышан.

Несмотря на мороз, когда скрип снега разносится по всей округе, мой зайчик поднялся с лежки на расстоянии уверенного выстрела и побежал не от меня, а как бы обегая меня, подставив при этом бок. И я не промазал…

В итоге в нашей семье на Рождество была зайчатина, мастерски приготовленная любимой женой…

Заметив, что Виктор устал от моих рассказов, я поблагодарил его за внимание, напомнил, что за охотников заступается мученик Трифон, а на Руси их покровителями являются еще девятнадцать угодников Божиих.

Кроме того, с 2006 года у российских охотников есть специальная икона «Собор святых покровителей охотников и рыболовов», написанная по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

С Новым 2019 годом и Рождеством Христовым! Здоровья, успехов и благополучия! Ни пуха ни пера!

Источник: ohotniki.ru

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *