Охота

Турухтан: кулик-боец

Летом, осенью и зимой турухтан совсем невзрачен и, на первый взгляд, мало чем отличается от других видов куликов, таких как травник, песочник или фифи.

Начало весны — вот то время, когда турухтан проявляется во всем своем великолепии.

Основное и главное отличие турухтанов от других куликов в этот период — это их изумительные брачные наряды у самцов.

Самки же практически не имеют отличий в оперении во все периоды жизнедеятельности.

По изменчивости пестрой окраски с множеством цветовых переходов различают порядка тридцати типов плюмажей у этих птиц. Но основными цветами являются рыже-бурый, черный и белый.

Несмотря на это, в больших стаях достаточно трудно найти одинаково расцвеченных самцов.

Объясняется это тем, что турухтан — довольно молчаливая птица, поэтому для идентификации каждого самца на токовых площадках и существует индивидуальное брачное оперение.

Но не только цветовая идентификация считается причиной такого разнообразия нарядов турухтанов. Оказывается, лидерство или доминирование на токах зависит от сочетания цветов в оперении самцов.

Орнитологи разделяют три брачные формы самцов турухтанов: территориальные, подчиненные и редкие, имеющие самкоподобное оперение.

Наиболее зрелищными и массовыми считаются брачные турниры среди территориальных типажей, ведь это подавляющее число самцов (80–90 %) со всеми градациями цветов в нарядах. У самцов подчиненной формы обычно белый или белый с пестринами воротник.

Они не придерживаются одной и той же территории, а мигрируют между токами и пытаются спариваться с самками в то время, когда территориальные самцы заняты боями.

 

Мне было крайне интересно понаблюдать за брачными играми турухтанов и увидеть взаимодействие самцов разных брачных форм. Наблюдению предшествовало изучение биологии этой небольшой птицы. Важно было понять специфику подхода к ней.

Сразу подобраться к этому кулику не удавалось — вид прямоидущего вдоль кромки водоема фотографа вызывал неминуемую панику среди токующих турухтанов, они почти всегда улетали на недосягаемые островки и отмели и там начинали токовать.

Методом проб и ошибок выяснилось, что кулики принимают меня за своего в том случае, если «подходить» по воде. Потому и пришлось сооружать плавучую кочку и самому стать на время турухтаном.

Надо сказать, турухтаны с завидным постоянством занимают одни и те же кочки, так или иначе окруженные водой со всех сторон. В моем случае эти кочки были плавучие, и сухопутному хищнику подобраться и закрепиться на них было невозможно.

Только с воздуха угрозы оставались реальны: пролетающие ястребы часто спугивали куликов, но возвращались они точно на те же места.

 

Благодаря уникальному оперению идентифицировать буквально каждого турухтана не представляло большого труда. Поэтому легко было понять их предпочтения в выборе токовой площадки.

Не делая резких движений, постепенно приближаясь со своей кочкой к облюбованному стайкой турухтанов току, я завоевал доверие токовиков, в итоге оказавшись в самом центре настоящего любовного треугольника, главными героями которого были разгоряченные самцы.

Брачное демонстративное поведение самцов направлено не на самок, а на других самцов, и это одна из особенностей турухтана, свойственная лишь немногим видам токующих птиц.

Потому-то самок почти не видно на токовищах, а если они встречаются, то лишь кормящиеся в стороне и совершенно равнодушные к происходящему на «рингах». Куличок, однажды заняв, с его точки зрения, выгодную кочку, будет с яростью защищать в дальнейшем этот клочок ила с растительностью, если он доминантный самец.

В нашей «компании» доминантным был петушок с ярким рыжим воротником-гривой, он оказался настоящим лидером тока. Обнаружив в небе пролетающих самок либо стайку самцов, он зазывал их, всячески привлекая к себе внимание: подпрыгивал, кружился на одном месте и сигнализировал взмахами крыльев.

Смысл этих движений прост: чем больше в одном месте собирается самцов, тем больше вероятность, что сюда прилетят и самки.

 

С достоинством восседая на своей кочке и не посягая на кочку соседа, каждый из бойцов обеспечивает некоторый паритет, но стоит кому-то нарушить баланс сил, и начинается. Здесь вспоминается поговорка «Всяк кулик свое болото хвалит».

По всей видимости, народные наблюдения связаны с нашими героями. Но мне эти кочки не очень-то нравились: маленькие и сырые, другое дело — моя. Вот и чужаку залетному моя «кочка» приглянулась, и этот турухтан с ходу плюхнулся на выступающую часть на моем плотике. Что тут началось!

Мгновенно оживившись, бойцовская троица синхронно преобразилась. Длинные перья вокруг шеи приподнялись, образуя великолепное жабо, очень похожее на брыжи — испанский гофрированный воротник, на головах соперников возникло некое подобие буклей парика из крученых перьев.

Изменения в позе также были радикальными: из хрестоматийно-определительной она превратилась в позу боксера, не хватало только боксерских перчаток. Наклонив корпус почти к самой земле, бойцы распустили крылья, показывая соперникам пестрый рисунок оперения.

Контрастные и остроконечные крылья касались земли, хвосты были приподняты вертикально и разведены веером, как у тетерева, перья стояли торчком, букли стали похожи на огромные уши на голове, а из желто-оранжевого бородавчатого основания выступили опасные клювы-шпажки. И все это в трех экземплярах!

Даже мне стало не по себе, что уж говорить о кулике на моей «кочке»! Конечно же, его как ветром сдуло.

 

Однако для территориальных бойцов таких демонстраций недостаточно, друг для друга у них припасены еще некоторые устрашения. Как уже говорилось, время от времени по разным причинам турухтаны улетают со своих форпостов, чтобы через три–пять минут вернуться.

В этот момент бывает так, что один из них пытается занять чужую кочку, и тогда к демонстративным позам добавляются активные проявления, перерастающие в схватки. Одну такую схватку я наблюдал еще в самом начале моих поисков турухтаньих токов.

Издалека разглядывая пригодные для турниров биотопы, я заметил, что в одном месте земля как бы клубится. Только вооружившись биноклем, я смог понять, что нашел то, что искал.

Присев в характерной боевой позе, распушив и подняв дыбом воротники, выставив вперед длинные клювы, турухтаны вели турнир по всем правилам: как заправские деревенские петухи, воинственно наскакивали друг на друга, били ногами, скрещивали клювы и парировали удары крыльями.

Наиболее активные подпрыгивали, взлетали, упорно нападали и отбивали атаки. Посмотрят вниз, поклюют для обмана землю, и опять начинают бурную схватку.

 

Охотники северных народов, наблюдая за турухтанами, давали им имена зверей в зависимости от их поведения и цвета наряда: волк, медведь, олень и т.д. Я же, проводя не один съемочный день в нашем брачном треугольнике, называл турухтанов попросту: Рыжий, Блондин и Пестрый.

Основные разборки вели Рыжий с Пестрым, их противостояние было очевидным и захватывающим. Территория с козырной кочкой числилась за Рыжим, и, по всей видимости, право первого выбора самки тоже. Пестрый тоже оставался не в накладе: за счет активности Рыжего на ток прилетело больше самок, и одна из них точно достанется ему.

Блондин оказался явным представителем подчиненной брачной формы: держался чуть дальше остальных, не проявлял высокой активности, а только занимал демонстрационные позы. Его белый с пестринами плюмаж был хорошо виден издалека.

Изредка отлетая на периферию токовища, он своим видом привлекал туда пролетающих самок. Нашлась бы здесь для него подруга, сказать однозначно нельзя, но и у него были реальные шансы, ведь можно попытать счастья и на других токах…

Источник: ohotniki.ru

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *