Охота

За мягкой рухлядью: пушнина никому не нужна

Почему, например, зарплата учителя всего 9000 рублей («Комсомолка» от 01.02.2019 г.)?

Хотя президент на последней встрече предупредил министра просвещения О. Васильеву: «Следите за уровнем зарплаты учителей».

В статье «Ждем перемен» («РОГ» № 2, 2019 г.) я прямо назвал статьи дохода, не требующих существенных вложений бюджета, это лес, рыба и охота.

Органы управления, кадры есть, не хватает только организованности и борьбы с коррупцией в них.

Это подтвердили в репортажах В. Ворсобин и В. Гусейнов («Комсомольская правда» №№ от 15.01.2019 – 19.01.2019 г.).

Разговор в данной статье пойдет о «мягкой рухляди».

До своего распада СССР занимал лидирующие позиции в поставках «мягкого золота» на международные аукционы.

Охотники-промысловики были штатными сотрудниками коопзверпромхозов и получали стабильную зарплату. Они за охотничий выход добывали столько пушнины, что после ее сдачи денег им хватало до следующего сезона.

Но с началом 90-х большинство вышеназванных предприятий приказало долго жить, а уцелевшие не имеют средств на организацию добычи пушнины.

Промысловиков вывели за штат, а договоры с ними заключали только на время сезона. Что поделаешь, рынок.

Пушнину стали скупать по заниженным ценам перекупщики, доходы охотников неумолимо падали, и многие из них были вынуждены уйти в нефтянку и газодобычу.

Власти не способствовали добыче дикой пушнины. При таком отношении к пушному промыслу профессиональных охотников становилось все меньше и меньше.

Россия могла бы получать доход на соболе значительно выше, да и другие меха могли бы приносить заметную прибыль, но все упирается в низкие закупочные цены. Коммерсанты платят за соболя не более 1,5–2,2 тыс. руб., за белку 30–35 руб.

Никто не задумывается над проблемой, во что обходится промысловику выход в тайгу. Специалисты приводят примерный расчет подготовки охотника к выходу на промысел.

Необходимо закупить:

  • 300–400 капканов по 120 руб. за штуку (в последующем он их будет подкупать по мере необходимости);
  • оружие, боеприпасы, экипировка — 50–60 тыс. руб.;
  • продовольствие, палатки, срубить зимовье — 120–150 тыс. руб.;
  • заброс на промысловый участок вертолетом — не менее 200 тыс. руб.;
  • плата за аренду охотничьего участка и выкуп лицензии на добычу соболя.

Как говорил А. Райкин — получается сумасшедшая цифра. Чтобы рассчитаться, охотник должен добыть около сотни соболей за сезон. Выходит, прожить охотой невозможно.

Поэтому таежные жители охотятся как любители и топчутся вокруг своих деревень, а молодежь вообще не интересуется промыслом.

По этим причинам на отдаленных промысловых участках, богатых зверьем, охотников становится все меньше и меньше.

Да что там говорить про Сибирь и Дальний Восток. Мы, охотники Европейской части России, зимой не особенно рвемся на охоту за пушным зверем. Вот на кабана или лося — другое дело. Но есть и исключения.

Мои товарищи по коллективу увлекаются охотой на зайцев и лис. Н. Науменко, председатель нашего коллектива № 9 Домодедовского районного общества охотников, держит гончую и довольно часто с товарищами охотится из-под нее на зайцев и лис.

Трофеи скромные. Лучшие результаты в охоте на лису с гончей у А. Камынина, нашего товарища, он добыл в декабре 6 лисиц. На привадах в этом сезоне опять отличился Р. Темиров. Его итог — 6 рыжих кумушек. Хотя лучший результат Руслана за 2014–2015 гг. составил 13 хищниц!

И это в Домодедовском районе, где деревня на деревне и день и ночь ревут самолеты! Это же сколько охотничьих птиц и зайцев спасли они от острых зубов лисиц?!

Так почему же охотоведы районных обществ не организуют коллективные охоты на лис? Лисы уже бегают по улицам Москвы! Бобры заболотили Тверскую, Вологодскую и Архангельскую области, и они тоже никому не нужны.

А волки и медведи? Их у нас: волков 60 тыс. голов, медведей —209 тыс.! Уже в окна в деревнях заглядывают. Это же сколько диких и домашних животных они сожрут? Не по-хозяйски… Нашим чиновникам пора пересмотреть отношение к исконно русской охоте на берлоге.

Я вспоминаю свою охотничью молодость. В те годы на каждом рынке был пункт приема пушнины. Шкурка зайца принималась за 1 руб. А если она оказывалась качественной, то платили и 2 рубля.

А про лису и говорить нечего. За эти деньги можно было купить 1 кг дроби (90 коп.) или банку пороха «Сокол» (1,2 руб.). Охотникам хорошо и государству выгодно! Так почему сегодня все это ушло в прошлое?

Источник: ohotniki.ru

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *