Охота

Зоорадикалы против охотников

Государственными органами, хозяйствующими субъектами, общественными организациями, охотниками и населением недооценивается активная, вредоносная, порой завуалированная, скрытная, хорошо маскируемая деятельность многочисленных международных и российских антиохотничьих и зоорадикальных организаций.

Поэтому необходимо остановиться на противостоящей стороне.

Существуют сотни международных организаций, именующих себя экологическими и зоозащитными.

Наиболее крупными являются следующие.

● ?Глобальная сеть животных (Global Animal Network) — международная организация, осуществляющая деятельность более чем в 150 странах мира и объединяющая более 900 организаций; финансирует и консультирует организации, которые входят в нее.
● ?Всемирный альянс против мехов (Fur Free Alliance FFA) — коалиция более чем 40 организаций по защите животных во всем мире.
● ?Коалиция за запрет торговли мехом (Coalition to Abolish the Fur Trade — CAFT).
● ?Международный фонд защиты животных (International Fund for Animal Welfare; IFAW), позиционирует себя как одна из наиболее крупных неправительственных экологических благотворительных организаций на планете; сообщает, что их миссия — спасать и защищать животных по всему миру, сохранять среду обитания. Проекты фонда осуществляются более чем в 40 странах. Представительство IFAW в России инициировало кампании, которые привели к запрету зимней охоты на медведей на берлоге, запрету добычи в Белом море бельков гренландского тюленя и т.д.
Программы некоторых зоорадикальных организаций и групп, основываясь на международных декларациях, признают «за каждым животным отдельную личность и закрепляют за ними право на жизнь и свободу». У таких организаций далеко не безобидные цели и задачи:
● запрет охоты, рыболовства, пчеловодства;
● запрет притравочных станций;
● ?закрытие всех зоопарков, цирков, дельфинариев, зверинцев и других культурно-развлекательных заведений с использованием животных;
● ?закрытие производств меха, шерсти, пуха, кожаных изделий;
● ?запрет животноводства и использования животных в сельскохозяйственной индустрии (в том числе птицеводства), закрытие скотобоен.

 

Соответственно этому ставятся задачи поддержки производителей одежды из искусственных материалов, растительных аналогов животных продуктов, популяризации веганского образа жизни, введение обязательного веганского меню в пунктах общественного питания и в государственных учреждениях и т.д.

В России немало отделений и представительств международных и не менее тысячи общероссийских и местных организаций, сайтов, групп помощи животным и защиты их прав.

Названия и направления их деятельности разнообразны: Центр охраны дикой природы; Союз охраны птиц России; Партия защиты живой природы; Российское общество защиты животных «Фауна»; Всероссийское общество защиты животных; Российская экологическая партия «Зеленые» (одно из направлений деятельности — зоозащита).

В России наиболее активно развивается и действует Альянс защитников животных. Сначала в декабре 2016 года была официально зарегистрирована региональная общественная организация, а в августе 2018 года Альянс перерегистрировался в Межрегиональную общественную организацию.

Следующая задача — перерегистрация во Всероссийскую общественную организацию, а затем и создание первой Российской партии за права животных.

 

На август 2018 года в социальных сетях на них было подписано около 11 тысяч человек. В 29 региональных отделениях фигурировало около 6 тысяч участников. Число подписчиков и участников Альянса защитников животных стремительно увеличивается.

Их акции разнообразны и направлены в том числе на запрет спортивной охоты, участие во всемирной антимеховой акции, на пропаганду веганской пищи и т.д.

Антиохотничье движение — составная часть более широкого движения за права домашних и диких животных, их неприкосновенность (неубийство), создание им достойных условий жизни.

Подрывная работа зоорадикалов ведется разными способами, включая эффективные, изощренные и завуалированные формы воздействия на умы людей.

О размахе влияния на умы широкой аудитории может свидетельствовать следующий факт: в октябре 2018 года в 69 городах России на 80 концертных площадках несколько сотен музыкальных коллективов провели первый рок-фестиваль в защиту животных.

Его слоган: «Чтоб каждый услышал, чтоб каждый помог, в защиту животных выступит рок!» Основная цель фестиваля, как сообщается на сайтах, донести окружающим, что мы все равны в этом мире, и животные и люди, что убийство, заточение в неволе, насилие и эксплуатация других недопустимы.

Эпопея с принятием норм, связанных с испытательно-тренировочными станциями (подготовкой и дрессировкой собак с использованием так называемых ограждающих конструкций, не допускающих жестокого обращения с животными и причинения им физического вреда), показывает, что деятельность наших госдумцев, их инициативы непредсказуемы.

 

И в частности, призыв к полному запрету охоты, или хор голосов в октябре — ноябре 2018 года об увеличении возрастного ценза на покупку оружия не с 18 лет, как сейчас, а с 21 года. Антиохотничьи силы ведут самую настоящую, пока, правда, позиционную войну с охотой в нашей стране.

Но где же охотничья общественность? Где пикеты, демонстрации, демарши возмущенных несправедливостью охотников? Охотники России не хотят бороться за свои права, и это уже не «впечатление складывается такое», а констатация факта.

И в результате мы можем остаться без охоты. Осознание опасности и вредности антиохотничьего движения — это важнейшая задача и средство противодействия ему.

Борьба с антиохотничьим, зоорадикальным и зооэкстремистским движением — это борьба за умы тех, кто не находится ни на стороне охотников, ни на стороне антиохотников.

По оценке Росстата, численность населения России на 1 января 2018 года составляла около 147 миллионов человек, а охотников в России около трех миллионов. Большая часть общества, имеющая влияние в том числе и на органы власти, принимающие решения, является не охотниками.

За какую нитку ни дерни, потянутся законы, бюджеты, государственные приоритеты, политика, идеология, культура, традиции и т.д.

Но прежде всего, повторяю, необходимо осознание опасности и вредоносности деятельности всех видов антиохотников, зоорадикалов и зооэкстремистов, в какие бы одежды они ни рядились, какими бы «благими намерениями» ни прикрывались. Осознать надо и необходимость начала активного противодействия этим силам.

Представляется приоритетным объединение усилий не для латания дыр в законе об охоте, а для подготовки новой, научно обоснованной концепции проекта закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве», направленной не только на охрану охотничьих животных и среды их обитания, но и на их устойчивое использование.

Должны быть прописаны социальные положения, рассматривающие охоту в качестве неотъемлемого, естественного права человека, древнейшего, сложного эколого-социального феномена, традиционной трудовой и рекреационной деятельности, объекта культурного наследия народов России.

Это будет инструмент долговременной защиты охоты. Среди целей закона и других программных документов должны присутствовать поддержка охотничьей активности населения, рост числа охотников, расширение доступности охоты и т.п.

Должна быть решена проблема отсутствия у долгосрочных охотпользователей надлежащих прав, когда они вынуждены нести убытки из-за запретов и сокращений сроков весенней охоты, из-за задержек с разрешением летне-осенней охоты, с утверждением лимитов добычи, выдачей бланков разрешений и т.п.

Установление объемов изъятия, норм добычи животных — задача не столько юридическая, сколько охотоведческая. Оформление нормирования (квоты, нормы добычи), установление сроков охоты также нуждаются в правовом переосмыслении и нормативном переоформлении.

В охотничьем законодательстве будущего не должно быть такого термина или определения, как «спортивная охота», ибо охота не есть состязание. Это один из аргументов антиохотников и зоорадикалов в борьбе за запрет охоты (убийство животных ради удовольствия негуманно).

Возрастной ценз на право охоты и приобретения охотничьего огнестрельного оружия должен быть снижен, и должна быть введена обязательная сдача экзамена по минимуму охотничьих знаний.

 

Нужно широко освещать тот факт, что охотники России — это практически готовая армия из трех-четырех миллионов человек, которые уже вооружены, умеют стрелять и выживать в тяжелых условиях.

Так что на случай какого-то внешнего вмешательства охотники вслед за армией готовы защищать страну. Дети и молодежь — наше будущее.

От того, какие знания, убеждения,
ценности и моральные принципы воспитаны и заложены в человека с детства, зависит, что он привнесет и в мир охоты. Улучшит его или нет? По каким принципам и законам будет жить?

В советское время непременным условием получения права на охоту (т.е. охотничьего билета) была обязательная сдача экзамена по минимуму охотничьих знаний, а одно время и прохождение годичного кандидатского срока.

В системе обществ охотников и рыболовов широко действовали школы юных охотников. С отменой обязательности вступления в члены обществ охотников для получения права на охоту, а также с отменой сдачи испытаний по охотминимуму, в большинстве организаций, к сожалению, подготовка юных охотников была прекращена.

Создание школ молодых охотников, привлечение молодежи к участию во всех мероприятиях, проводимых охотничьими организациями, считаю весьма важным, как и подготовку специальных выпусков журналов и книг, посвященных обучению молодых охотников, обобщению и распространению имеющегося опыта.

В 2016 году на выставке «Охота и рыболовство на Руси» по инициативе Росохотрыболовсоюза был проведен круглый стол под общим названием «Охота: будущее», посвященный антиохотничьему движению и проблемам формирования положительного образа охотника в России.

Во многих местах хорошей традицией стало празднование Дня охотника, когда посетители могут поучаствовать в тест-драйве квадроциклов, пострелять из пневматических винтовок, луков и арбалетов.

В программе были и интересные мастер-классы по соколиной охоте и кузнечному делу, по работе с духовыми манками и натаске охотничьих собак.

Проголодавшихся кормили на полевой кухне, а гурманам рассказывали о тонкостях охотничьей кулинарии, любознательным показывали охотничьи трофеи и авторские фотографии, раскрывали секреты таксидермии и учили писать пейзажи.

 

Люди, далекие от охоты, могли узнать, каков вклад охотников в защиту дикой природы, насколько глубоки традиции русской охоты, и осознать, что охота — это не «жестокий расстрел беззащитных зверей и птиц».

Подобные мероприятия формируют адекватное отношение к охоте и охотникам, и в этом их главная ценность.

Формированию положительного образа охотника способствуют и кинофильмы, лучшими из которых считаются «Дерсу Узала», «Следопыт», «Война и мир», «Злой дух Ямбуя», «Данди по прозвищу Крокодил», «Медведь», «Последняя охота», «Белый Бим Черное Ухо», «Хозяин тайги» и другие. Список доступных и рекомендуемых для просмотра фильмов, повышающих престиж охотников, показывающих важность охотничьего хозяйства, надо обсуждать и списки фильмов обнародовать.

Для организации противодействия антиохотничьему движению необходимы средства. Так или иначе, а новое для охотничьего сообщества направление деятельности — сбор средств на противодействие антиохотничьему движению — надо налаживать.

Первопроходец уже имеется. Решением общественной организации «Клуб охотничьего собаководства», зарегистрированной в Москве в 2017 году, был учрежден Фонд сохранения, поддержки и развития традиционного, культурно-хозяйственного общественного уклада народов России.

Цель — аккумулирование финансов для системной работы по решению задач, направленных на пропаганду и иную помощь в противодействии так называемым зоозащитным движениям и организациям.

К этому могут быть отнесены, как указывают организаторы, охота, охотничье собаководство, промышленная и любительская рыбная ловля, фермерство (животноводство, пчеловодство и др.), отрасли производства и реализации изделий из меха, кожи, продуктов животного происхождения, цирки, зоопарки и прочее.

 

Да, сегодня антиохотничье и зоорадикальное движение только усиливается, а активная деятельность многочисленных международных и российских организаций, направленная не только против охоты, но и на разрушение животноводства, птицеводства, пчеловодства, звероводства и других сфер деятельности, связанных с эксплуатацией диких и домашних животных, недооценивается.

Необходимо осознание проблемы и вытекающих последствий из уравнивания в правах животных и человека.

Необходимо объединение усилий и активизация работы по созданию доктрины охоты и нового закона об охоте и охотничьем хозяйстве.

Пропаганда ценности, необходимости и полезности охоты и охотничьей отрасли, формирование положительного имиджа охотника, обучение и воспитание молодежи — это то, на что не надо жалеть сил, средств, времени, если мы хотим сохранить для потомков и охоту, и традиции, и диких животных, и природу!

Актуальны исследования, мониторинг деятельности, используемых форм, методов, средств, влияния антиохотничьих и зоорадикальных организаций, изучение способов манипулирования ими общественным сознанием, выработка и осуществление эффективных мер противодействия.

Продолжают оставаться злободневными: выработка стратегии и тактики системного противодействия антиохотничьему и зоорадикальному движению, обоснование необходимости охоты и охотничьего хозяйства в деле сохранения биоразнообразия и рационального использования ресурсов животных, а также сокращение негативного влияния пресса хищников на население, домашних и диких животных, снижение угрозы бешенства.

Без объединения усилий долгосрочных охотпользователей, охотничьей общественности, других организаций и хозяйствующих субъектов в противодействии антиохотничьему и зоорадикальному движению сложно достичь положительных результатов и смягчить острые конфликты в обществе.

Источник: ohotniki.ru

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *